СЕМЬЯ КАМАЛА – НОВАЯ И ЕДИНСТВЕННАЯ

      Комментарии к записи СЕМЬЯ КАМАЛА – НОВАЯ И ЕДИНСТВЕННАЯ отключены

О Камале мы рассказывали несколько раз, еще с его времени в ползунках. И вот вчера долгий путь четырехлетнего мальчика в семью завершен! Его новая мама Светлана Урываева подписала согласие. Светлана Викторовна ждала этого момента тоже немало. Их с Александром решение было выношенным. Но сначала пандемия, потом несчастье в семье. Однако супруги не забывали о мальчике из Томска. Почему? Ответ на этот вопрос – в рассказе Светланы о своей семье.

Светлана Урываева и Александр Воловиков встретились взрослыми людьми – каждый со своим горьким опытом. Александр Михайлович – ликвидатор аварии на Чернобыле. Молодой парень приехал домой облученным, поседевшим, как снег, и с вердиктом врачей о невозможности иметь детей, потому что они либо умрут при рождении, а если выживут, то будут очень больными.

– Кто решится выйти за меня замуж? – с этим убеждением и жил мужчина.
У Светланы Викторовны свое горе. Ее первый муж, тоже, кстати, Александр, погиб, когда женщина ждала третьего их ребенка. Сын родился. А потом Светлана решила уехать с Севера в Курскую область с ним и двумя дочками-близняшками.

– Здесь я и встретила своего дорогого мне человека…

Потом было все, как у всех. Взрослые дети разъехались по разным городам, завели свои семьи, а Светлана и Александр одни…
Решение стать приемными родителями принял муж. Когда ШПР и оформление необходимых документов было завершено, супруги отправились с направлением в детский дом к здоровому красивому мальчику.
– Но тот просто отказался к нам даже подходить, а совсем другой мальчонка – бледный, с синяками под глазами, без слов просто залез к мужу на колени, чего тот не ожидал, прижался к мужской груди и беззвучно заплакал. Муж тоже плакал, а мы с воспитателем стояли в стороне и не знали, что сказать и как отреагировать. Муж решительно сказал: берем только его…

Позже в семье появились другие дети. До Камала их было семеро, трое усыновлены. Все они разных национальностей и, за исключением одного, имеют свои особенности, кто-то по физическому здоровью, у других глубокие психологические травмы. Все детки выбирались сердцем.

Светлана и Александр – волонтеры, они часто ездили по детским домам.
-Когда видишь изувеченного ребенка, одно желание – схватить его и бежать быстрее из детдома, лечить, лечить, лечить.

Самое горькое, что дети пострадали от рук своих родителей. Вот их судьбы, поведанные приемной мамой.
-У нас есть мальчик, которого мать поила самогоном в младенчестве, чтобы спал, а она побиралась с ним у церквей. У девочки волчья пасть и заячья губа, плюс ко всему еще мать напоила кислотой, видать, рассчитывая на ее гибель. Дочка много уже перенесла операций, и впереди еще пластика лица. От мальчика- армянчика родители отказались на второй день жизни из-за его физического дефекта—ребенок родился с зобом, и мы тоже делали ему операции. Еще есть девчушка – шестой ребенок из двенадцати детей, которые поэтапно сдавались в детдома. Ее мать оставляла трехмесячную одну, а сама уходила бродяжничать, и чтобы не зашли соседи, спускала собак. Итог: ребенок докричался до проблем с сердечком. Еще одна девочка пережила пожар в собственном доме. Ее пьяный отец, поругавшись с тещей, которая жила через стенку, решил ее спалить. Сам остался без жилья, а дочка получила психологическую травму и потеряла голос. Теперь все нормально, как и у всех наших детей. Никто из них не учится в коррекционной школе или интернате. Все ходят в обычную сельскую школу и обучаются по общеобразовательной программе.
Цыганочка Маргарита появилась недавно – буквально в период пандемии. Семье предложили взять девочку на полгода под социальную опеку. Миновал обозначенный срок. Как ее отдавать? И без того проскиталась всю свою маленькую жизнь по больницам и детдомам, а родилась и вовсе в тюрьме, где ее мать сидела за наркотики.
Мальчонка с ахондроплазией появился на свет во вполне благополучной семье. Но от него родители отказались. Карликовость ребенка портила имидж. Малыша Светлана и Александр привезли из Воронежа. И именно этот сынок, которому сегодня уже десять лет, стал мотивом поиска названного брата с таким же диагнозом.
– Росточком он мал, и психологи посоветовали нам найти такого же человечка— ведь дети с возрастом начинают понимать что они не такие, как все, а особенные….другие.. Но живут они с таким усилием воли— стараются все делать сами без помощи взрослых. .

Камал унаследовал свое генетическое заболевание от матери, которая тоже бывшая воспитанница сначала Дома ребенка, а потом детдома. Его фотографии Светлана увидела в соцсети. А вчера, наконец, они встретились лично. Светлана прилетела в Томск вместе с Романом и Александрой. На автобусе, поезде и самолете, со сменой часовых поясов – ничего не побоялись. Детский дом свозил их в Калтай, где сейчас проходят оздоровительную реабилитацию дети. Светлана волновалась, пойдет ли к ней ребенок, которого она носила в сердце почти два года…

– Калтай – очень живописное место, – делится Светлана Викторовна. – Камал встретил нас, как ни странно не настороженно, а дружески. Он покрутился около нас минут пятнадцать, а потом ушел с воспитателем на второй этаж корпуса. А мы, чуть ли не бегом, помчались заниматься оформлением документов.

Надо отдать должное сотрудникам детского центра «Росток» и опеки Советского района г. Томска, которые приложили максимум усилий для быстрого оформления документов.

И сейчас Светлана делится уже своими первыми эмоциями.
– Я переживала, как ребенок будет с нами, ведь видел меня минут пятнадцать минут, не более, но узнал, узнал! А по дороге домой мы заехали в магазин, и пока я там находилась, как рассказал водитель, Камал задал всем жару. Он кричал одно: мама, мама! Понимаете, мама…

Водитель такси так проникся ситуацией, что подарил Камалу четки. Видит, что у парня восточная кровь! И темперамент тоже!
-Камал – махонький, но настолько энергичный мальчонка, как пружинка! Успевает пулей залезть и слезть!

Особенно радовался мальчишка прогулочной коляске. Он катал ее, гладил и даже целовал!
-Мы уже гуляли по улице, по набережной, по парку с ним и двумя детьми, которые приехали со мной. Камал всю дорогу песни распевал на своем пока еще тарабарском языке.

А приехали домой, и Камал быстро уснул. Прямо на кухне…
-Что можно сказать о поведении ребенка? Камал вообще не плачет, ведет себя, будто всегда с нами и жил. Он проявляет самостоятельность проявляет— кушает сам. Ночью спал спокойно. хотя перед сном качался.
Такое у детдомовских детей – сплошь и рядом, они мало бывают на руках и сами себя баюкают. Но, чувствуется, теперь ребенок наберет свое. Он так хохотал вчера, когда его целовали в щечки! Камалу очень понравилось, и он сам подставлял то одну щеку, то другую!
-Осталось нам в Томске пару дней, сейчас решим с билетами и полетим домой. Пора… И дети заждались, и папа один на хозяйстве.

Что хочу сказать напоследок. Большая радость, что дети, о которых мы с Валерием Касаткиным рассказываем в своем проекте, находят приемные семьи даже за тридевять земель от сибирского города. Их судьбы меняют люди, которые исправляют ошибки кровных родителей. При этом многим приходится слушать еще и упреки в корысти. Имея большой опыт обсуждения в соцсетях, я предупреждаю сразу всех охотников позлословить. Эта семья сняла инвалидность с мальчика, которого поили самогоном, сделала множество операций другим детям и не использует их пенсии, копит деньги на их будущую взрослую жизнь.